Архив рубрики «Критика и невошедшее»

PostHeaderIcon Наталья Демина «Просвещение без цензуры»

Книги, вошедшие в лонг-лист премии "Просветитель-2014"

Книги, вошедшие в лонг-лист премии «Просветитель-2014»

«…Единственной чисто электронной книгой, вошедшей в длинный список, стала первая часть «Лес и степь» книги известного журналиста Вадима Нестерова из серии «Люди, принесшие холод». Как пишет сам автор на своем сайте, «эта серия рассказывает о проникновении России в Среднюю Азию и случившейся там «Большой игре» — когда на маленьком …пятачке земли столкнулись три самых больших империи планеты – Британская, Российская и Поднебесная. О тайной войне в предчувствии Большой Войны; холодной войне, которая, чтобы не спровоцировать войну настоящую, велась в основном силами нелегальных разведчиков, путешественников-исследователей и дипломатических представителей». И чуть далее «первый том называется «Лес и Степь» и рассказывает о предыстории «Большой Игры» — о том, как в XVIII веке Россия попыталась двинуться на юг, в Среднюю Азию, и о том, что из этого вышло».

По словам А. Гаврилова, книга была создана на средства краудсорсинга, при поддержке почитателей таланта В. Нестерова. Он также заметил, что, кажется, это первая электронная книга, попавшая в лонг-лист премии за всю ее историю».

отсюда

PostHeaderIcon Материал Ивана Куликова на «Культпросвете»

Как прапрадед Бакунина за калмыками шпионил

Фрагмент книги Вадима Нестерова «Люди, принесшие холод» о русских участниках исторического противостояния цивилизаций в Центральной Азии.

30 апреля 2014

На рубеже XIX века в центральных областях Евразии столкнулись интересы двух империй Российской и Британской. Первая надвигалась с Севера со стороны Прикаспия, Великой степи, Южной Сибири, а также Закавказья. Вторая давила с юга, обосновавшись в Индии, Персии и, с переменным успехом, в Афганистане. В большую азиатскую войну это ползучее противостояние не вылилось: в Азии обе империи предпочитали не воевать друг с другом, а щекотать, обманывать, водить за нос и всячески подставлять соперника. Играть в игру. В Большую игру (The Great Game), как окрестили сами британцы эти столетние азиатские «кошки-мышки».

Большая игра породила и Большой стиль. Колониальные полковники, ряженые в дервишей шпионы, дипломаты-интриганы и опытные диверсанты, не расстававшиеся с фляжкой джина и томиком шекспировских сонетов, — все они, исторические предтечи Джеймса Бонда, вышли именно отсюда, из Большой игры. Уже более сотни лет их потомки пишут о своих героях монографии, сочиняют авантюрные романы и снимают фильмы. Артур Конноли, Фрэнсис Янгхазбенд — имена хрестоматийные и знакомые каждому британцу. Увы, в нашей историографии и литературе Большая игра значимого следа не оставила. Но недавно это странное столетнее молчание было наконец нарушено.

По сути, книга Вадима Нестерова «Люди, принесшие холод», фрагмент из которой мы публикуем, это первая полноценная попытка заполнить образами, героями и страстями огромный исторический пробел, русскую лакуну Большой игры. Жанр этого амбициозного и ещё незаконченного произведения определить довольно сложно. Это не научное исследование: автор, историк по образованию, хоть и начитан в источниках, но «америк», с точки зрения специалистов по этому вопросу открывать не собирается. И не историческая беллетристика: реконструкциям и «фикшн» Нестеров всегда предпочитает верховенство факта. При этом он оригинален и пристрастен. Потомок русских, осевших в Средней Азии, Нестеров родился и вырос в местах, которые были одним из главных исторических полигонов Большой игры. Отсюда непривычная, перевёрнутая оптика его истории, где пресловутый «имперский вектор» вызревал не в тиши петербургских кабинетов, а как личный и подчас корыстный жизненный проект бесконечной галереи авантюристов, лихих людей, странников, вороватых чиновников, ушлых маргиналов, чересчур любознательных типов, которым «не сиделось на деревне», или просто сумасшедших. Они, а не столичные «державники» были, по Нестерову, теми игроками, которые делали в Большой игре главные исторические ставки. Об одном из них, прапрадеде Михаила Бакунина, основателя анархизма, и пойдёт речь ниже. Как говорили древние, «внимай, читатель, останешься доволен».

Прочитать остальную часть записи »

PostHeaderIcon Моя беседа на City-FM

Правда, разговор с Наташей Кочетковой больше шел не о книге как таковой, а об издании книг в Сети.

Послушать и скачать подкаст можно здесь.

 

 

PostHeaderIcon Восемь фактов о Большой игре

Мой материал для «Газеты. ру».

Писатель и журналист Вадим Нестеров к выходу первой части своей трилогии «Люди, принесшие холод» по просьбе «Газеты.Ru» подготовил несколько фактов, посвященных Большой игре.

Журналист Вадим Нестеров выпустил книгу «Лес и степь» — первую часть трилогии «Люди, принесшие холод», посвященной российским участникам Большой игры — глобального противостояния Российской и Британской империй в Центральной Азии в XIX веке. Книга доступна для бесплатного скачивания на сайте, созданном автором для этого проекта. По просьбе «Газеты.Ru» автор подготовил для нашего издания несколько фактов, посвященных Большой игре, ее игрокам, большим и маленьким, а также географии событий.

Название

 

Портрет Артура Конолли
Портрет Артура Конолли

Термин «Большая игра» (Great Game) впервые появился в письмах английского офицера Артур Конолли, одного из самых знаменитых участников этого конфликта Российской и Британской империй в Центральной Азии. Но всемирно известным его сделал великий скальд империи Редьярд Киплинг, воспевший Большую игру в своем самом знаменитом романе «Ким». Помните пророческие слова одного из героев романа: «Только когда все умрут, кончится Большая игра»? Конолли права на копирайт не предъявлял: к моменту издания «Кима» прошло уже более полувека с того трагического для Британии дня, когда на главной площади Бухары полковнику Чарльзу Стоддарту и капитану Артуру Конолли, просидевшим в зиндане более года, отрубили их кишащие вшами головы.

Русские же обычно именовали Большую игру Турниром теней — так назвал эту многолетнюю схватку засекреченных агентов, дерзких полевых разведчиков и внешне невозмутимых дипломатов тогдашний министр иностранных дел Российской империи граф Карл Нессельроде.

Иранское казачество

Прочитать остальную часть записи »

PostHeaderIcon Рецензия Константина Мильчина в «Ведомостях»

Non-Fiction

Вадим Нестеров. Люди, принесшие холод

О чем. История начала«Большой игры» — этим термином называют противостояние России, Англии и Китая в Центральной Азии. Пока только робкие шаги: первая половина XVIII века, Россия после нескольких неудачных попыток закрепляется в нынешнем Казахстане, Китай усиливает свои позиции на западных границах, Англия подчиняет себе Индию.

Автор. Родился в 1967 году в Казахстане, учился на истфаке ДВГУ. Работал преподавателем, социологом, торговцем, журналистом. Возглавлял издательство«Популярная литература». Создал сайт grgame.ru, сейчас там бесплатно можно скачать книгу.

Зачем читать. В «Людях» прекрасно все: и история создания — автор писал книгу, фактически существуя на пожертвования читателей; и подача материала — Нестеров описывает«Большую игру» через биографии основных игроков. Перед нами первоклассный исторический нон-фикшн, у которого лишь один недостаток — продолжение будет не скоро.

Три факта, которые можно узнать из книги:

1. Первые попытки России проникнуть в Индию относятся еще к 1646 году: Алексей Михайлович отправил посольство строителю Тадж-Махала Шах-Джахану. Послы, среди прочего, должны были узнать,«в которой вере индейской шах Джаган и его ближние люди и все его подданные в одной ли вере, в которой шах Джаган, или розных вер».

2. Шведский штык-юнкер Юхан Густав Ренат попал в русский плен под Полтавой. В 1711 году его отправили в Сибирь, а в 1716-м захватили в плен джунгары. Там швед создал джунгарам артиллерию, с помощью которой они довольно успешно воевали с китайцами.

3. В 1734 году при дворе Анны Иоанновны был принят грандиозный план: армия калмыков, казаков, киргизов и башкир должна была под руководством русских офицеров и чиновников покорить Среднюю Азию и дойти до Индии. Все закончилось башкирским восстанием и страшной резней.

На ту же тему: Алексей Иванов. Увидеть русский бунт. — М.: Олма Медиа Групп, 2012

PostHeaderIcon «Большая игра продолжатся»

Мое интервью в «Газете.Ру»

Журналист Вадим Нестеров выпустил книгу «Лес и степь», первый том исторической трилогии «Люди, принесшие холод» — рассказа о территориальной экспансии Российской империи и о том, какой ценой эта экспансия происходила. Автор рассказал «Газете.Ru» о своей книге, о сути Большой игры и о там, как при публикации ему удалось обойтись без издательства.

— О чем ваша книга и почему вы выбрали именно эту тему?

— Книгу я писал о Большой игре, но в итоге написал совсем о другом. Сама Большая игра — это казус международной дипломатии второй половины XIX века, периодически переходящий с дипломатического на военный язык, геополитическое противостояние Российской, Британской и Китайской империй в Центральной Азии, в условном Большом Туркестане. Я по образованию историк, и территориальная экспансия России на Дальний Восток и в Среднюю Азию всегда была сферой моих интересов. Однажды я погрузился в тему так глубоко, что она занозой засела в моей голове. В итоге я отложил почти законченную книгу о русской истории XV века и сел писать о Большой игре.

— Но самой Большой игры в получившейся книге не оказалось?

— Да, не добрался. Получилось обширное предисловие о расстановке фигур накануне Большой игры. В первом томе речь идет о том, почему Россия решила двинуться в Большой южный поход и почему ничего из этого не получилось. О событиях в первой половине XVIII века — без них оказалось невозможным понять, зачем же мы вообще поперлись в Среднюю Азию.

— С английской стороны литература о Большой игре достаточно обширна. Кто писал о русских игроках?

— Первые книги появились еще до революции, и писали их большей частью сами участники игры. Есть недосягаемая вершина — трехтомник «История завоевания Средней Азии» генерала Михаила Терентьева, который после службы стал историком и написал три огромных фолианта, в какой-то степени полностью закрывающие эту тему. Там, конечно, не хватает данных о закулисных политических играх, просто потому, что тогда эти документы еще не были архивными, а были просто секретными. Первый серьезный взгляд не изнутри, а со стороны — исследование Георгия Чичерина, будущего первого советского наркома иностранных день, а тогда подающего большие надежды молодого работника имперского МИДа. В советское время с исследованиями Большой игры было плохо по очевидным причинам, но тем не менее появилось несколько фундаментальных монографий, в частности работы историка Нафтулы Халфина. Это был легендарный исследователь, единственный, чьи труды перевели на английский. Чего стоит одна история о том, как он обнаружил архив Рафаилова, российского разведчика времен Большой игры, который царское правительство искало почти столетие.

— А что с научно-популярными изложениями событий?

— С ними как раз была проблема. Были научные исследования — Алексей Постников со «Схваткой на «Крыше мира», Евгений Сергеев с «Большой игрой». Но это все монографии — научные, а потому плохо читаемые. Постников, например, великолепно владеет темой, но он географ, и сквозь его «поллювиальные почвы» не всякий читатель продерется. У Халфина была пара научно-популярных книг про наши операции в Афганистане. Юлиан Семенов очень этой темой интересовался. Сейчас появляется масса книг, но все они, похоже, пишутся «по сведениям, полученным в интернете».

Журналист Вадим Нестеров
Журналист Вадим Нестеров

— Можно ли назвать вас первопроходцем?

— Нет конечно. Есть масса людей, разбирающихся в теме лучше меня, многие из них активно пишут. Но я поставил себе довольно нахальную, как теперь понимаю, задачу:

описать не отдельные эпизоды Большой игры, а ее магистральное развитие.

Отдельные эпизоды, они очень кинематографичны, по ним можно снимать настоящие боевики без малейшего уклонения от исторической правды. Но самое интересное в Большой игре — ее, так сказать, генеральная линия: расширение России, которое произошло абсолютно нечаянно, и чуть ли не весь XIX век мы пытались понять, что натворили и как нам из всего этого выпутаться без особых потерь. Чтобы был понятен уровень осознанности и планируемости: в 1865 году будущий госсекретарь Российской империи А.А. Половцев в своем дневнике написал: «Сегодня пришло сообщение, что генерал Черняев взял Ташкент. Никто не знает, почему и зачем. Есть все-таки что-то эротическое в происходящем на границах нашей империи». Все движение на юг происходило нечаянно, спонтанно и грозило страшнейшими международными осложнениями.

Мировая война могла начаться несколько раньше и не из-за Балкан — из-за Средней Азии.

Чтобы было понятно, во что мы вляпались. Тогда Британская империя была огромнейшим государством, доминирующим на планете, полный аналог современных США. А главной жемчужиной короны считалась Индия, которая практически неприступна, ее даже называли островом, а не полуостровом: снизу ее охраняет океан, а сверху практически непроходимые горы, самые высокие на планете. И единственный проход в этой естественной крепостной стене находится со стороны Афганистана. Именно через него и вторгались в Индию все ее завоеватели, начиная с Александра Македонского и заканчивая Надир-шахом, шахиншахом Персии в начале XVIII века. А тут рядом нарисовались такие красивые мы. Естественно, в Англии началась паника, которая продолжалась полтора века. Из-за этого прохода Афганистан, забытый богом и не нужный никому, в XIX веке вдруг стал центром международного противостояния и остается им по сей день.

— Но сейчас Индия уже не является целью?

— Киплинг в своем романе «Ким» сказал очень верную фразу: «Только когда все умрут, кончится Большая игра». На планете есть несколько узловых точек, где всегда будет что-то происходить. Это Балканы, это Ближний Восток, они никогда не уйдут с первых полос газет. Чуть южнее Таджикистана тоже точка, которая никогда не закроется, хотя бы потому, что там сходятся Афганистан, Индия, Пакистан, Китай, Таджикистан и Киргизия. Здесь и китайские уйгуры, и зона российского влияния в Средней Азии. Напряжение может временно падать, потом опять нарастать, но обесточить этот регион не получится никогда.

— Что стало поводом для Большой игры?

— Как я сказал, Россия оказалась на границах Афганистана и имела примерно равные с англичанами шансы там утвердиться. Возник конфликт, который интересен тем, что тогдашние великие державы, не имея возможности вступить в открытую схватку, которая вызвала бы мировую войну, едва ли не впервые в мировой истории разбирались между собой чужими руками, войну вели не армии, а спецслужбы. Это уже потом, в XX веке, такой тип конфликта расцвел пышным цветом и, как мы каждый день видим, читая новости с Украины, умирать не собирается.

— Сколько всего вы планируете книг?

— Скорее всего, три. Вторая будет называться «Лес и глина», в ней будет рассказываться об операциях в Средней Азии и схватке в Афганистане. Этот том завершится на том, что мы теряем Афганистан: после провала миссии Столетова и второй Англо-афганской войны англичане надежно перекрыли Хайберский проход и о торной дороге в Индию речь уже не шла. Казалось, все, game over. Но потом начинается третий том, «Лес и горы», о Памирском кризисе, о том, что после завоевания Алайской долины Скобелева мы вышли на Памир и неожиданно нашли еще один путь в Индию, по высокогорью, через Памир и Гиндукуш. Все завертелось снова. Возможно, появится еще и четвертая книга. Формально-то Большая игра закончилась в 1907 году подписанием соглашения между Россией и Англией. Но потом произошла революция, и Большая игра вспыхнула вновь: попытки экспорта революции в Персию, миссия английского шпиона Бейли в Туркестане, авантюры Блюмкина, чекисты на Тибете, уйгурские сепаратисты, которых мы использовали в хвост и гриву…

— Долго ждать следующего тома?

— Сейчас надо добрать материалы на второй том, того, что у меня есть, не хватает. Значит, опять архивы и библиотеки. Это минимум год, а потом начнется работа над книгой, что тоже не мигом: я пишу довольно медленно.

— Во время написания книги вы активно пользовались инструментами краудфандинга: собирали средства и на свой гонорар, и на электронное издание, и на обложку. Это сознательная позиция?

— Ну схема была очень простой: я предложил читателям напрямую спонсировать написание и электронное издание книги, обещая потом выложить ее в сеть бесплатно для всех желающих. Но давайте сразу определимся: я не революционер, не карбонарий и не истовый сторонник «копилефта». Если мне предложат издать книгу, я соглашусь — с условием, что права на электронные книги останутся у меня. И такой подход не поза. Просто мне кажется, что сегодня традиционное книгоиздание во многом себя исчерпало: издают много, но понемногу в надежде, что что-нибудь да продастся. Если ты не раскрученный еще в нулевые годы писатель, твою книгу, конечно, напечатают — тиражом 3 тыс. экземпляров, без всякой рекламы, и будет она потихоньку продаваться. Это скучно и неинтересно.

Сейчас поток книжных наименований стал таким огромным, что сориентироваться в нем нет никакой возможности. И часто даже то хорошее, что появляется, остается незамеченным. Хотелось бы ошибиться, но в ближайшие лет десять в научно-популярной литературе не появится ни одного нового имени — читатель просто не сможет выбрать.

— Вы, кажется, решили пойти другим путем.

— Мне показалось интересным попробовать сработать с читателями напрямую, минуя издательства, и итоги оказались даже лучше, чем я думал. И чисто материально: мой «гонорар» оказался значительно выше, чем получает автор-дебютант в издательстве. Ну а по количеству читателей (что для нормального автора даже важнее чем деньги) с сетью не может конкурировать ни одно издательство.

Сложнее другое. Автор, пытающийся работать таким образом, оказывается в положении певца, который, чтобы выступить с концертом, вынужден сперва строить концертный зал. То есть чтобы привлечь читателей, надо создавать себе площадку и раскручивать ее. Оптимальным было бы появление в рунете специализированного сайта, где была бы уже интересующаяся читательская аудитория и куда мог бы прийти желающий попытать счастья автор.

— То есть все прекрасно и все получилось?

— Да нет, в процессе вскрылось немало подводных камней. Так, не сработал рассказ с продолжением, то есть выкладывание отдельных кусков один за другим оказалось плохой идеей. Ведь все равно приходится переписывать и редактировать, да и читателям не так интересно получать книгу чайной ложкой. Лучше выглядит модель, когда выкладывается большая часть, например треть или даже половина книги, с обещанием: если соберете деньги, допишу. Это честный подход и со стороны автора: он не обманывает читателя, и со стороны читателя: у него есть возможность втянуться в книгу и понять, готов ли заплатить, чтобы узнать, чем все кончилось.

— Что может привлечь читателя к историческим книгам?

— Каждый историк знает: то, что происходило в другие времена, с другими государствами и людьми, которые жили совершенно по-другому, почему-то раз за разом идеально ложится на события иных времен, в том числе и сегодняшний день. Есть, наверное, в общественной жизни людей вещи, которые не изменятся никогда: люди-то, несмотря на весь прогресс, меняются мало. И если хорошо знать историю, можно раньше и лучше понять то, что происходит сейчас. Например, моя книга заканчивается башкирским восстанием 1735 года, и я много рассуждаю там о специфике отечественного бунта. Этот отрывок я закончил ровно за месяц до событий на Украине, и сегодня весь финал «Леса и степи» внезапно стал актуальным: я словно спекулировал на сегодняшних событиях. Понимаете, я писал о давно случившихся, отвлеченных и посторонних событиях, и вдруг вот оно, за экраном телевизора. А ты уже знаешь, как все будет и чем все закончится. Потому что сейчас все события идут по тому же самому алгоритму, что и в XVIII, и в XIX веке.

— И чем же все закончится?

— Не скажу. Потому что очень надеюсь, что ошибаюсь.

оригинал здесь

PostHeaderIcon Рецензия Рассела Д. Джонса

Говорить об этой книге и приятно, и трудно. Таких исследований ещё не было и не скоро будет – просто потому что хороших исторических книг вообще мало, а уж об этом периоде истории-и-географии – особенно. Хотя, казалось бы, рост патриотических настроений предполагает интерес к тому, как Российская Империя становилась собой – пугающе огромной и бесспорно-великой – а книга Вадима Нестерова и об этом тоже. Но в этом «как» таится подвох. Потому что концентрируются «Люди, принесшие холод» не вокруг сановитых вельмож и Первых Лиц, но вокруг людей по большей части малоизвестных, а то и вовсе малозаметных. Включая шведских военнопленных, например: не самая однозначная подробность. Ещё менее приятным является многократное упоминание клинического, простите, классического бага имперского управления: приказы приходят из центра, подчас совершенно не учитывая ситуацию на местах. Это тоже весьма знакомо.

Вообще, при всей экзотической свежести раскрываемых исторических обстоятельств, ничего неожиданного в продвижении российской границы на юг нет. Решительность, перетекающая в жестокость, отвага, оборачивающаяся безумием, невероятная изворотливость и живучесть – тогдашние русские от наших современников не особо отличаются. А что эта порода не бросается сегодня в глаза – так и на троне не Пётр Первый, извините. Это не единственный русский царь, который упоминается в книге, но его влияние превалируют. Его выучка, его стиль, его безжалостность и смелость в решениях – автор не афиширует своё восхищение, но оно нет-нет, но прорывается на страницы.

Надо понимать – не то что безликого повествовательства, но даже выдержанного нейтралитета нет в голосе Вадима Нестерова: свою любовь к описываемым людям, свой восторг перед их жизненными дорогами он показывает регулярно. И заражает своим отношением – тем более это главный мотив создания «Людей, принесших холод». Книга достойна занять своё место в ряду памятников, посвящённых не столько подвигам, сколько судьбам. Тем более что описанные хитросплетения не скучнее, а то и в разы непредсказуемее приключений выдуманных героев, от чего исторический нон-фикшен возвращает свой законный накал и страсть.

Но есть в книге одна черта, о которой следует упомянуть особо. Кроме положительных эмоций и стремления понять и принять всех без исключения персонажей этой истории, автор вложил в книгу своё мировоззрение. Это проявляется в основном ближе к концу произведения и всего пару раз, в той части, которая касается описаний бунтов.
Я говорю о странном смешении – после пар-противопоставлений «Свобода и Рабство» и «Хаос и Порядок», вдруг является старое доброе «или Свобода, или Порядок» – такое имперское, такое привычное правило. Было забавно замечать этот «выбор», предлагаемый в качестве «незыблемой основы бытия».

«Люди, принесшие холод» – это книга об Империи. Честная, невероятно интересная и однозначно полезная, потому что ни в каких школах об этом не рассказывают и в кино не показывают. Главное, не перепутать Тогда и Сегодня. Учиться у истории, но не повторять её. Потому что это невозможно.

 

оригинал здесь

PostHeaderIcon Игра Большая, но не наша

(Один из самых активных моих читателей, Алексей Федорчук, разместил у себя отзыв на книгу П. Хопкирка «Большая игра». Я подумал, что здесь эта рецензия тоже будет не лишней)

О проекте Вадима Нестерова про Большую игру и её игроков, принесших холод, я писал на этих страницах, и не один раз. А тут появился повод вспомниь эти слова немного в другом контексте. Вадим пишет:

В той же Англии «Большая игра» – один из самых популярных исторических сюжетов… И о своих Конноли и Янгхасбендах британцы уже много лет пишут книги, снимают фильмы и делают документальные сериалы. У нас же…

… у нас же всё это известно ничуть не больше, чем истории поручика Виткевича или Мантыка — истребителя тигров. Ибо в большинстве своём доступно только на вражей мове. Да и то — ещё поискать надо.

Но кое-что из сочинений по теме с той стороны баррикады переведено и на язык родных осин. Например:

Питер Хопкирк. Большая Игра против России: Азиатский синдром.

Поскольку книжка отыскалась сами знаете где, библиографических данных не привожу. Но прочитать — или хотя бы проглядеть — рекомендую. Разумеется, вооружившись парой стаканов здорового скептицизма.

Ибо в этой книжке вы встретите имена, знакомые по проекту Вадима: и Конноли с Янгхасбендом, и Стоддарта, и генерала Черняева, и таинственно-коварного поручика Виткевича с его оппонентом — Генри Роулинсоном. О них Вадим, надеюсь, ещё напишет…

Разумеется, в этой книжке всё рассматривается с другой колокольни. Хотя, надо отдать должное автору, в биологической русофобии упрекнуть его нельзя: просто недостаточно информированный человек, не лишённый традиционных предрассудков эпохи, когда Британия была великой державой (и не надо саркастически ухмыляться, у нас таких предрассудков, времён, когда броня была крепка и танки быстры, тоже пруд пруди).

Самый смешной раздел книги — как раз описание тибетской миссии Янгхасбенда. Где можно увидеть имена Бадмаева и Доржиева, участие которых в тибетских событиях… скажем так, проблематично. И — не увидеть имён совершенно реальных Гомбоджаба Цыбикова и Овше Норзунова. Хотя, может, оно и к лучшему: иначе и их автор вывел бы коварными агентами проклятого царского режима. А не теми, кем они были на самом деле…

Впрочем, не будем забегать вперёд — я надеюсь, что со временем Вадим расскажет и эту историю. А пока замечу только, что именно фотографиям Лхасы, сделанным Цыбиковым и Норзуновым, обязан своей славой National Geographic.

Вообще книга Хопкирка оставляет очень неоднозначное впечатление. Но ознакомиться с ней не вредно каждому, интересующемуся темой…

(с) А. Федорчук

PostHeaderIcon Про любовь

Открою тайну — далеко не вся раскопанная мною информация попадает в итоге в книгу. Многое выпадает, и иногда этого выпадающего очень жаль.

Вот, например, одна судьба, которую я в итоге так и не вставил в главу про шведских пленных — просто потому, что про плен в России там почти ничего нет. Выложу здесь, отдельно. По моему, все любовные романы, покрывшись краской стыда, идут курить на лестницу.

"Письмо домой". Рисунок шведского художника Göte Göransson из книги Оберга и Йорансона "Каролины".

«Письмо домой». Рисунок шведского художника Göte Göransson из книги Оберга и Йорансона «Каролины».

Капитан Сталь-фон-Гольстейн (Георгий Богуслав, впоследствии барон).

Нарвский уроженец, попал в плен в 1704 году при взятии Нарвы русскими.

В Москве он женился на дочери генерала барона Горна, жившего там также в качестве военнопленнаго. Благодаря хлопотам жены, которая заплатила за него выкуп, он в 1711 году был отпущен в Стокгольм, где его тут же отправили с важными депешами к королю Карлу XII в Османскую империю, в Бендеры.

Жена его оставалась в русском плену еще 11 лет. Считая себя вдовцом, Сталь-фон-Гольстейн заново влюбился. Он даже сватался за девицу Риддершанд, и уже наступил день свадьбы; но, по странному стечению обстоятельств, его жена в этот самый день (в 1722 г.) вернулась из России вместе со всеми остальными пленными. Она успела прервать незаконную женитьбу и… прожила с мужем еще около 40 лет.

Только после ее смерти, в возрасте 76 лет, наш герой все-таки женился на девице Риддершанц, которая много десятилетий, до старости ждала своего суженого. После его смерти через 4 года, лишившись 80-летнего мужа, она плакала неутешно и говорила, что почла бы смерть лучшею наградой своей любви.

PostHeaderIcon «Народный грантосос»: эксперимент по написанию книги он-лайн

Сегодня пятница, но вместо очередного фрагмента книги «Люди, принесшие холод», я вывешиваю то, что на DVD именуется обычно «Дополнительные материалы». Сегодня вместо книги будет рассказ о написании книги.

Эксперименту по он-лайн написанию книги «Люди, принесшие холод» уже почти три месяца. И вот на днях он пересек линию, которую я сам себе определил как метку «Вот после этого я буду считать что эксперимент оказался удачным».

Деньги на книге

Отметить это событие я решил рассказом об эксперименте — может быть, кому-нибудь будет интересно, как это все задумывалось, воплощалось в жизнь и, самое главное, — как протекал эксперимент.

Эксперимент «Народный грантосос» (с) Прочитать остальную часть записи »

Свежие записи