PostHeaderIcon А там на четверть бывший наш народ…

Большая Игра в 20 веке.

В продолжение темы Корейского противостояния – наши Игроки в корейском конфликте.

К сожалению, мало кто помнит о роли советских корейцев в строительстве Северной Кореи и Корейской войне. Здесь вот что любопытно – с 20-х годов по 1945 год в Корею советских корейцев забрасывали, но это были профессиональные Игроки – подготовленные агенты-нелегалы. В 1940 г. школа военной разведки, размещавшаяся под Москвой, даже организовала специальные годичные курсы для подготовки разведчиков из среды советских корейцев, и выпускники школы нелегально работали в Корее и Манчжурии.

Но самое интересное началось после капитуляции Японии, когда в Корею поехали неподготовленные гражданские. Вот как это случилось. Когда советские войска заняли Корею, возникла большая сложность – офицеры Красной армии просто не могли общаться с местным населением. Дело в том, что наши части, отправленные в Японию, были укомплектованы переводчиками с японского языка (одним из них, кстати, был Аркадий Стругацкий). Но крейцы просто не знали японского, и наладить даже простейшее общение с местным населением было невозможно. Самая большая проблема была в том, что и взять переводчиков было неоткуда – их просто не готовили, о том, что в Японской империи жили не только японцы, просто забыли. И тут кто-то вспомнил про советских корейцев, которых всего 6 лет назад выселили с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан (это был первый сталинский опыт переселения народов).

В общем, вскоре в среднеазиатские военкоматы пришла разнарядка – желающих идти добровольцами комсомольцев корейской национальности и не забывших родной язык молодых коммунистов призывать в армию и отправлять переводчиками в Северную Корею.

И вот здесь случилась неожиданная вещь – набранные спецпереселенцы-переводчики начали делать стремительную карьеру.

Дело в том, что корейцы были покоренным народом, развитию которого японцы всячески препятствовали. Там не то что людей с высшим образованием – просто грамотных практически не было. А для строительства нового социалистического государства просто позарез требовались грамотные люди. А тут такой подарок от советской армии. В общем, какого-нибудь бывшего директора школы из Намангана или агронома из Ургеча, только что надевших погоны, местные коммунисты очень быстро ставили в свои ряды. Советские товарищи, естественно, не препятствовали.

Стоит ли удивляться, что вскоре во властной верхушке Северной Кореи к трем имеющимся группировкам («партизанская», «яньаньская» и «внутренняя») добавилась новая – «советские».

Вот фотографии двух самых, наверное, успешных бывших переводчиков.

Это товарищ Хо Га И, больше привыкший отзываться на имя Алексей Иванович Хегай. Обрусевший кореец, предки которого перебрались в Россию еще в 19 веке. Обрусевший настолько, что у него даже не было корейского имени, и сочиненное для Кореи «Хо Га И» — это просто переделанная на корейский манер фамилия. Сильный мужик, трижды начинавший с нуля. Родился в Хабаровске, рано осиротел, с малолетства работал на всяких подсобных работах, но выучился грамоте и сделал успешную карьеру. Дорос до должности секретаря Дальневосточного крайкома комсомола, но попал под сталинские чистки. Уцелел чудом, даже срока не получил – спасла высылка корейцев в Среднюю Азию. Но исключить из партии и снять со всех должностей успели. В Узбекистане все начал заново, работал кладовщиком на пункте приема фруктов и овощей у населения, но вскоре опять пошел вверх, был восстановлен в партии и через два года был уже вторым секретарем райкома. Когда был объявлен набор переводчиков, записался одним из первых, и, несмотря на довольно-таки неважное знание корейского и довольно высокую должность, был отправлен в распоряжение штаба 25-й армии в Пхеньяне. В Корее опять начал все заново, но на сей раз карьера была самой впечатляющей – уже в 1949 году он занял пост первого секретаря ЦК партии и стал вторым человеком в стране. Стремительность взлета, судя по всему, сильна напугала Ким Ир Сена, у №1 и №2 случился серьезный конфликт.

Вскоре 45-летний «товарищ Хо» был найден застреленным в своем доме, по официальной версии — покончил жизнь самоубийством , но многие подозревали, что его убили по приказу Ким Ир Сена, который видел в Хегае опасного конкурента.

На другой фотографии – товарищ Нам Иль (справа, слева – Ким Ир Сен).

До того, как записаться в переводчики, преподавал в Самаркандском педагогическом институте. В Корее предсказуемо продвигался по линии министерства образования, но самое неожиданное произошло с началом Корейской войны. Произошла примерно та же история, что и с Фрунзе – партийный пропагандист вдруг оказался талантливейшим военным, военачальником божьей милостью. В общем, товарищ Нам вскоре возглавил Генеральный штаб страны и именно этот бывший провинциальный «препод» и подписал со стороны КНДР с генералом армии США У. Харрисоном в Пханмунчжоне соглашение о прекращении огня То самое перемирие, которое и стало окончанием братоубийственной Корейской войны.

После войны 15 лет был министром иностранных дел КНДР, умер в 76 году в возрасте 63 лет.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Один комментарий на “А там на четверть бывший наш народ…”

  • Кстати, есть такой Андрей Николаевич Ланьков — наш крупный спец по Северной Корее. У него несколько книг на эту тему. Например, вот эта — «Северная Корея: вчера и сегодня». Там довольно подробно расписана история взлета и падения «советской группы».
    Если Вы об этом знаете, то извините. Но вот, прочитал у Вас и невольно вспомнил.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Свежие записи