PostHeaderIcon О наших конолли и стоддартах

(Предупреждение: слабонервным не читать – кровавые описания!)

В продолжение вчерашнего поста про англичан, которым отрубили головы в Бухаре. Вы можете спросить – а были ли у нас свои конолли и стоддарты? Да, такие случаи происходили, причем неоднократно. Однажды даже князь из древней фамилии под топор попал.

Н. Н. Каразин. Казнь преступников в Бухаре.

Впрочем, не под топор, конечно же, а под нож. Дело в том, что в Средней Азии головы отрубали не так, как у нас, или в Европе. Вот как описывает публичную казнь в Коканде офицер 2-го Туркестанского линейного батальона Трионов, пробравшийся в город накануне его взятия русскими войсками:

«Палач определенного содержания и даже поштучной платы, как у нас, не получал и жил на взятки, получаемые от родных казненных. У сартов голов не рубили, а людей резали по тому же способу, как они режут баранов, т. е. лезвие очень острого и тонкого ножа протыкается с одной стороны шеи на другую и затем быстро протягивается вперед, так что если нож был воткнут между шейными позвонками и сонными артериями, то при движении ножа вперед артерии перерезались и получалась огромная рана, и смерть наступала почти мгновенно, но если палач был недоволен подарком, то он прорезал только переднюю часть горла, и казненный мучился долгое время, храпя и истекая кровью».

А это уже не рисунок, а фотография. Там же, Бухара.

Но вернемся к погибшему в Азии князю Святополк-Мирскому. Вот как про этот эпизод писал наш главный летописец Большой игры, генерал Михаил Африканович Терентьев: «В этот же день на оказию из 12 казаков, выступившую 8-го числа из Ходжента в Наманган, со штабс-капитаном 3-го Стрелкового батальона Святополк-Мирским напала шайка возле села Пунган. Оказия отступила к Теляуским горам, Святополк-Мирский послал, с тремя джигитами, записку к воинскому начальнику укрепления Теляу, подпоручику Александрову, который выступил было на помощь с 40 человеками пехоты, но потом рассудил, что идти далеко и вернулся… Только в декабре узнали, что Мирский взят в плен раненый и отвезен в Коканд»

И дальше: «21 ноября в Маргелане было устроено торжество обращения русских в мусульманство. Пленных вывели на площадь, муллы приступили к увещеваниям через переводчика; палачи стояли тут же…

Пленные наши остались глухи, но в особенности резко возражал унтер-офицер 2-го Стрелкового батальона Фома Данилов. Товарищей его просто зарезали (кажется, в их числе были и Святополк-Мирский, и сотник Кузьмин), а Данилова подвергли предварительно мучительной пытке: отрубали по суставу каждого пальца, вырезали из спины ремни, поджаривали на угольях и т.п. Но мученик все-таки остался непреклонным…

Событие это стало известно русским только два месяца спустя».

Впрочем, Трионов утверждает другое: «Когда Скобелев вступил в Маргелан, то на площади еще валялись тела русских пленных, которых накануне Пулат–хан посадил на колы, причем тела рядовых казаков уже совершенно окостенели, тело же поручика Святополк–Мирского было еще тепло. Видимо, он скончался много позже остальных казненных». Но я бы в данном случае поверил Михаилу Африкановичу, он, в отличие от Трионова, был серьезный историк.

Про Фому Данилова, надо сказать, потом написал свою нашумевшую статью Достоевский, но сейчас ни статью, ни самого Данилова уже не помнят, да и Достоевского забывают потихоньку….

Литература:
М.А. Терентьев, «История завоевания Средней Азии» том 2, 1906 г.
К. К. Трионов. В гостях у хана Наср–Эддина // Исторический вестник, 1910, № 7.

Взято из ЖЖ rus-turk

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Свежие записи